0

0

Иннокентий Келейников, Йонас Фёгели, «Русские швейцарцы» - обложка книги Иннокентий Келейников, Йонас Фёгели, «Русские швейцарцы» - страница из книги Иннокентий Келейников, Йонас Фёгели, «Русские швейцарцы» - страница из книги Иннокентий Келейников, Йонас Фёгели, «Русские швейцарцы» - страница из книги Иннокентий Келейников, Йонас Фёгели, «Русские швейцарцы» - страница из книги Иннокентий Келейников, Йонас Фёгели, «Русские швейцарцы» - страница из книги Иннокентий Келейников, Йонас Фёгели, «Русские швейцарцы» - страница из книги Иннокентий Келейников, Йонас Фёгели, «Русские швейцарцы» - страница из книги Иннокентий Келейников, Йонас Фёгели, «Русские швейцарцы» - страница из книги Иннокентий Келейников, Йонас Фёгели, «Русские швейцарцы» - страница из книги

Русские швейцарцы

2 400 pуб.

Иннокентий Келейников, Йонас Фёгели

Издательство: ЖарКнига
Переплет: Мягкая обложка
Количество страниц: 148
Формат издания: 300х300 мм
Количество иллюстраций: 100

Книга о том, как художники книги 1960−1980-х с помощью швейцарского метода проектирования книг совершили настоящий тектонический сдвиг в советской типографике. Иннокентий Келейников (типограф и дизайнер) детально разбирает модульные сетки книг, оформленных Максимом Жуковым, Александром Коноплёвым, Николаем Калининым ВСАЕЕЕ. Соавтор Иннокентия Келейникова швейцарский книжный дизайнер Йонас Фёгели делится своими впечатлениями об увиденных книгах и поражается, как изобретательно русские дизайнеры интерпретировали принципы, установленные Яном Чихольдом, Максом Биллом и другими типографами.

«На самом деле эта книга ни о каких не о швейцарцах — она о книгах, которые были „не такими, как все“. Художники, которые сделали их, не скрываясь говорили и говорят, что ориентировались на западный — в первую очередь швейцарский — дизайн. Потому и возникла своеобразная мысль назвать даже не их самих, а их книги „швейцарцами“. И в самом деле — все 1960-е — 1980-е годы прошли в атмосфере интереса ко всему швейцарскому. Мюллер-Брокманн, Герстнер, Рудер, Чихольд не только по-настоящему разбудили интерес к пластической стороне типографского искусства, но и показали методику работы над сложными книжными макетами — при помощи разнообразных построений и сеток. Небольшая группа книжных дизайнеров в СССР создала значительный корпус изданий, поражающих воображение свободой и изобретательностью. Но в „швейцарскую систему“ они внесли много своего — и личного, и вообще русского. Нам нынешним спустя тридцать-пятьдесят лет после выхода этих книг в свет интересно порассматривать их попристальнее. И очень интересно спросить настоящего живого современного швейцарского дизайнера, что в этих „швейцарцах“ увидит он».

Ramblers Top100