<![CDATA[Designbook.Ru]]> http://www.designbook.ru ru book@designbook.ru Fri, 03 Jul 2020 21:46:46 +0300 Thu, 02 Jul 2020 21:46:46 +0300 Designbook.Ru 60 http://www.designbook.ru/images/logo.gif Designbook.Ru - Интернет-магазин. Продажа иллюстрированной литературы по искусству, различным направлениям графического дизайна, искусству фотографии и коммерческой иллюстрации. Цены, описания, условия продажи книг и доставки 210 100 http://www.designbook.ru rss_generator <![CDATA[Великие мастера укиё-э]]> Японская гравюра укиё-э является одним из самых узнаваемых видов традиционных искусств этой страны. В данной книге собраны биографий  и гравюры наиболее известных художников укиё-э. Гравюры, представленные в книге, охватывают собой период с 1660-х годов, когда жанр только появился на свет, вплоть до дней заката славы укиё-э в конце XIX века. Благодаря этой книге читатель может получить достаточно развернутое представление не только о самих художниках, но и об эволюции жанра в целом. Книгу можно считать энциклопедией по Японским художникам XVII-XIX века. В России аналогичные книги-энциклопедии не выпускались Художники о которых рассказывает книга и чьи произведения представлены в нашем издании: Мастер периода Камбун, Хисикава Моронобу, Окумура Масанобу, Школа Кайгэцудо, Тории Киёнобу I и Тории Киёнобу II, Тории Киёмасу I и Тории Киёмасу II, Нисимура Сигэнага, Исикава Тоёнобу, Судзуки Харунобу, Кацукава Сюнсё, Иппицусай Бунтё, Тосюсай Сяраку, Кацукава Сюнъэй, Тории Киёнага, Китагава Утамаро, Утагава Тоёхару, Кацусика Хокусай, Утагава Тоёкуни I, Утагава Кунисада (Тоёкуни III), Кэйсай Эйсэн, Утагава Хиросигэ, Утагава Куниёси, Утагава Ёситора, Каванабэ Кёсай, Тоёхара Кунитика, Цукиока Ёситоси, Кобаяси Киётика.

]]>
<![CDATA[Ткань авангарда]]> Русский текстильный авангард 1920–1930-х годов — явление многогранное. Это сплав экспериментального абстракционизма, законов комбинаторики народного орнамента, функциональности русского конструктивизма и тенденций моды начала ХХ века. Мы предлагаем читателю взглянуть на одежду и ткани авангарда глазами художников-проектировщиков, представителей школы текстильного дизайна революционной эпохи, включая краткий, но яркий период агиттекстиля. Именно этот период подытожил многочисленные дискуссии о стилях, технологиях и роли художника-производственника в "перестройке быта". "Ткань Авангарда" — книга полностью посвященная дизайну текстиля начала XX века. Изданий такого объема и качества проработки материала посвященных теме авангарда в текстильном искусстве нет. Книга разделена на две части: научно-популярную и иллюстративную. Обширная коллекция научно атрибутированных образцов текстильного орнамента представляет ткани в натуральном масштабе 1:1. Многие из них читатель увидит впервые. Альбом такого объема ранее не публиковался.  "Русский текстильный авангард" находится в одном ряду с такими терминами, как "Архитектурный авангард", "Фотоавангард", "Театральный авангард". В каждой из этих областей энергия авангардизма нашла собственное, уникальное воплощение. Но если другие "авангарды" уже в какой-то мере описаны и изучены, то новаторство в области текстильного дизайна только начинает осознаваться. Особое место в книге отведено новой роли конструктивистского опыта дизайна тканей: это не обособленное явление, а один из важнейших стилеобразующих факторов развития искусства, от которого берет начало интернациональный стиль. Читатель легко обнаружит ведущую роль авангардистской геометрии не только в построении орнамента, но и в развитии всей системы выразительных средств искусства XX века. Книга представляет такие знаковые фигуры авангардизма, как Любовь Попова, Варвара Степанова, Надежда Удальцова, Людмила Маяковская, Александра Экстер...  Именно они разрабатывали эскизы тканей для знаменитой Трёхгорки, "Красной розы" и Первой ситценабивной фабрики в Москве. Создавал эскизы для ткани супрематической орнаментировки и Казимир Малевич. Маяковская, Степанова и Попова преподавали во ВХУТЕМАСе, где впервые был открыт текстильный факультет. Эскизы и крой костюмов созданные Александрой Экстер для журнала "Красная нива" сейчас смотрятся очень актуально, и интересны не только с точки зрения истории костюма. В книге представлены эскизы и реконструкции костюмов, образцы тканей и аксессуаров.

]]>
<![CDATA[Сад. Буря. Тьма. О символике природы в искусстве нового времени]]> Книга нацелена на раскрытие существенных закономерностей европейского садово-паркового искусства Нового времени (в основном раннего Нового времени) – в его взаимодействии с историческим ландшафтом как таковым. Географический диапазон охватывает в основном Великобританию, Францию и Италию (равно как и Россию, осваивавшую, а затем и ощутимо дополнявшую западноевропейское садовое искусство), а хронологическая и стилистическая шкала – прежде всего, те столетия (XVI-XVIII вв.) и те художественные эпохи (от Ренессанса до раннего романтизма), когда парк и окружающая природа вовлекались в особенно активное и взаимопреображающее соседство. Сад и дикая природа концептуально намечены в качестве базисных топосов этого соседства и взаимодействия. Если в предыдущей книге доминировал именно "принцип рая" (как блаженной идиллии, предопределяющей ближние и дальние садово-природные виды), то в новых штудиях возобладает принцип "бури в саду", — бури как той универсальной метафоры, которая проявляется в своеобразном деструктивном созидании или созидательной деструкции, внедряющей в искусство вольницу природных стихий. Отдельные разделы посвящены: а) меняющемуся образу Матери-Природы в ее доброй и грозной ипостасях; б) иконографии и поэтике бури, ненастья и тени (с общими выводами о той "драме ландшафта", которая находит свое выражение и в поэтике садов); в) архитектуре и символике дикого сада, в том числе садовых руин; г) "руинам природы", т.е. тем компонентам художественного ландшафта (таким как гроты, водные каскады, заросли, скалы, фейерверки и т.д.), которые вносили в парк возвышенное обаяние дикой природы. Для исследования были привлечены многочисленные примеры из литературы, философии, изобразительных и прикладных искусств. Книга продолжает исследования, представленные в книге "Принцип рая. Главы из истории сада, парка и прекрасного вида" Книга будет интересна и философам, и историкам, и специалистам-искусствоведам (в том числе специалистам по ландшафтному дизайну), а также и всем тем, кому интересна тема символики природы в искусстве Нового времени. Данный труд создал Соколов Михаил Николаевич —  Доктор искусствоведения, заслуженный деятель искусств Российской Федерации, член-корреспондент Российской Академии художеств.

]]>
<![CDATA[Русские швейцарцы]]> Книга о том, как художники книги 1960−1980-х с помощью швейцарского метода проектирования книг совершили настоящий тектонический сдвиг в советской типографике. Иннокентий Келейников (типограф и дизайнер) детально разбирает модульные сетки книг, оформленных Максимом Жуковым, Александром Коноплёвым, Николаем Калининым ВСАЕЕЕ. Соавтор Иннокентия Келейникова швейцарский книжный дизайнер Йонас Фёгели делится своими впечатлениями об увиденных книгах и поражается, как изобретательно русские дизайнеры интерпретировали принципы, установленные Яном Чихольдом, Максом Биллом и другими типографами. "На самом деле эта книга ни о каких не о швейцарцах — она о книгах, которые были „не такими, как все“. Художники, которые сделали их, не скрываясь говорили и говорят, что ориентировались на западный — в первую очередь швейцарский — дизайн. Потому и возникла своеобразная мысль назвать даже не их самих, а их книги „швейцарцами“. И в самом деле — все 1960-е — 1980-е годы прошли в атмосфере интереса ко всему швейцарскому. Мюллер-Брокманн, Герстнер, Рудер, Чихольд не только по-настоящему разбудили интерес к пластической стороне типографского искусства, но и показали методику работы над сложными книжными макетами — при помощи разнообразных построений и сеток. Небольшая группа книжных дизайнеров в СССР создала значительный корпус изданий, поражающих воображение свободой и изобретательностью. Но в „швейцарскую систему“ они внесли много своего — и личного, и вообще русского. Нам нынешним спустя тридцать-пятьдесят лет после выхода этих книг в свет интересно порассматривать их попристальнее. И очень интересно спросить настоящего живого современного швейцарского дизайнера, что в этих „швейцарцах“ увидит он".

]]>
<![CDATA[Васнецовщина]]> В истории России есть династии, отмеченные особым светом таланта, духовности, благородного служения своему народу. К ним относится семья Васнецовых. Самый знаменитый её представитель — Виктор Михайлович Васнецов, автор таких художественных произведений, как "Богатыри", "Алёнушка", "Богоматерь с Младенцем", "Витязь на распутье" и многих других, навсегда вошедших в культурный код России. В течение многих лет О.А. Васнецова, правнучка Арк. М. Васнецова, собирала сведения о своих предках — архивные материалы, фотографии, воспоминания. Созданная ею книга "Васнецовщина" — уникальна. Это увлекательная история жизни и творчества членов большого рода, подарившего нашей стране художников, священников, общественных деятелей, педагогов, ученых, служивших России на протяжении трёх столетий. В издании впервые без сокращений представлена переписка Виктора Михайловича с родными, а также многочисленные портреты членов его семьи, редко публикуемые даже в искусствоведческой литературе. Из материалов книги читатель узнает о том, как жили, учились, чем увлекались члены большого семейства Васнецовых, а также о тех людях, с которыми они были знакомы или дружны — о Мамонтовых, Праховых и Поленовых, а также о М. Горьком, Ф. Шаляпине и многих других. Книга рассказывает о том, как в наше время в Вятском крае сохраняются и возрождаются места, связанные с жизнью и творчеством художников Виктора и Апполинария Васнецовых. Книга богато иллюстрирована семейными фотографиями, произведениями Виктора Михайловича Васнецова и других членов его семьи.

]]>
<![CDATA[47 Ронинов. Легенда как искусство]]> 47 ронинов — правда и вымысел 47 ронинов — праведники и мятежники 47 ронинов — театр и гравюра 47 ронинов — восхваление и протест О легендарных ронинах, легендарных театральных постановках, легендарных книгах. Когда январской ночью 1703 года сорок пять бывших самураев на службе у даймё Асано Наганори врывались на территорию усадьбы дворцового распорядителя Киры Ёсинаки, они менее всего задумывались о том, что их деяние станет одним из элементов, составляющих мировое представление о традиционной японской культуре. Однако последующие события повернулись именно таким образом, а ронинам понадобилось всего лишь пятьдесят лет для того, чтобы превратиться из сорока пяти (или сорока шести) исторических налетчиков на эдосскую усадьбу в легендарных "сорок семь праведных самураев из Ако"... Ронины из Ако не были примером для подражания у самурайского сословия, но были моделями, по которым люди из других сословий оценивали самураев. Именно об этом, а также о разнице между историей и легендой идет речь в нашем издании. Изобразительный ряд состоит из японских ксилографий укиё-э на тему легендарных событий, связанных с сюжетами о "праведных самураях из Ако" в театре и устных сказаниях-кодан. Многие из представленных в издании листов либо редко, либо вообще никогда прежде не публиковались.

]]>
<![CDATA[Стражи времени]]> Российский зритель традиционно с большим вниманием относится к искусству стран Дальнего Востока, и особенно к богатой своими традициями многовековой культуре Китая. Без сомнения, много нового и интересного можно почерпнуть на камерной, но глубокой по смыслу и изящной по форме выставке "Стражи времени", каталогом которой является данная книга. В книге представлены скульптурные работы китайских мастеров, выполненные из керамики. Это традиционная пластика, относящаяся ко времени правления в Китае династий Хань, Тан и Мин (II в. до н. э.–XVII в. н.э.). Согласно тогдашним китайским представлениям, Время неразрывно связано с Пространством, а вместе они составляют "канву" хронологии и мироздания в целом, оказывая влияние на жизнь человека. Постепенно сформировалась система китайского летоисчисления — шестидесятилетний цикл, связанный с двенадцатью зооморфными знаками (год Мыши, Быка, Тигра, Зайца и т.д.) и с пятью стихиями. На выставке представлены фигуры символов китайского двенадцатилетнего лунного календаря. Особое место отведено двум животным — собаке и свинье, олицетворяющим соответственно 2018 и 2019 год. В традиционном Китае они почитались символами достатка, спокойствия и благополучия. Работы подкупают мастерским владением техникой формовки и лепки, цветной росписи и полихромной глазури, и в то же время они отражают живой интерес китайских художников к окружающему миру, их наблюдательность и способность подмечать детали, завораживающие современного зрителя своей остротой и выразительностью. Демонстрируемые произведения, а их около сорока, принадлежат нескольким московским коллекционерам.

]]>
<![CDATA[Галина Балашова. Архитектор советской космической программы]]> Эта книга посвящена творчеству российского архитектора Галины Андреевны Балашовой. В издании представлена уникальная коллекция проектов для Советской космической программы, которая включает технические чертежи, эскизы и схемы космических кораблей серии "Союз", Лунного корабля, станций "Салют" и "Мир". Подробно рассмотрены и работы Балашовой в области графического дизайна: проекты оформления многоразового орбитального корабля "Буран", эмблема экспериментальной программы "Союз — Аполлон", вымпелы и медали космических миссий. Движимая постоянным стремлением к соразмерности и красоте, Балашова наделила человеческой душой высокотехнологичный мир ракет и систем жизнеобеспечения. Благодаря работам талантливого архитектора в советской архитектурной истории появилась новая глава: "Архитектура для космоса". Сегодня достижениями Галины Балашовой интересуются специалисты и любители архитектуры и дизайна по всему миру.

]]>
<![CDATA[Итальянский автомобильный дизайн]]> Эта книга об известнейших итальянских автомобилях и их создателях. Вот уже более века, как над итальянским автомобильным дизайном витает аура исключительности. Итальянский автомобиль узнается легко и сразу. Даже непрофессиональный глаз вырвет его характерный облик из потока. В чем секрет? В чём его характер? Прежде всего, в национальных особенностях, которые стилистами и дизайнерами воплощаются в автомобиле. И если другим производителям в поиске национальных традиций понадобятся значительные усилия, то итальянским придется себя ещё и сдерживать. Историю итальянского автомобильного дизайна создавали яркие и очень непохожие люди. Словно в симфоническом оркестре среди них выделяются и "дирижеры", и виртуозные "солисты". Первые — наподобие Нуччо Бертоне или Серджио Пининфарины — не брали в руки карандаша, зато точно знали, кому из мастеров можно доверить проектирование и заранее знали, что из-под такого карандаша должно выйти. Другие, как, например, Джованни Микелотти или Марчелло Гандини доверяли лишь своим рукам и всегда работали в режиме соло. Эта книга написана в результате поездок на историческую родину классического автомобильного дизайна — в Италию. Автомобильная Италия открывается посторонним с неохотой, присущей занятому делом человеку, вынужденному отвлекаться от привычного ритма ежедневной работы ради праздно заданных вопросов. Но тем ценнее были полученные ответы. Кузовщик Карло Гуэрра, дизайнеры Марчелло Гандини и Андрео Загато, конструктор болидов F1 Мауро Форгьери, — разговоры с ними побудили задуматься о происхождении некоего феномена итальянского автомобильного дизайна, в котором главную роль играют люди. Они потомки тех, кто создал автомобильную славу Пьемонта, Модены, марку Ferrari и мировые бренды Bertone и Pininfarina. Часть материала книги — уникальна. Например, разговор с дизайнером Марчелло Гандини — автором таких автошедевров, как Lamborghini Countach и Lancia Stratos. Маэстро впервые принял журналиста из России у себя в доме, фундамент которого датирован IX веком... В Модене удалось отыскать место, где можно увидеть совсем уж сюрреалистическую картину: как в начале ХХI века по технологиям изготовления рыцарских лат, а это XI–XV века, выколачивают аутентичные кузова для коллекционных Ferrari 1950-х годов, а в Сан Чезарио удалось воочию убедиться, что к изготовленному синьором Горацио Пагани суперкару Zonda действительно прилагается пара специальной обуви для водителя. У внука основателя легендарной кузовной фирмы Touring — Джованни Андерлони, получить доступ к семейному архиву. Таким образом, удалось заглянуть в "кухню" итальянского автомобильного дизайна как бы через "служебный вход". Никита Розанов Заведующий кафедрой "Дизайн средств транспорта" Московской государственной художественно-промышленной академии им. С.Г. Строганова, профессор.

]]>
<![CDATA[Перестройка моды]]> В этом издании мы предлагаем обзор феномена альтернативной моды, который возник в конце XX века на фоне распада советской империи. Когда богема 1980–1990-х годов пыталась рефлексировать на современность через контркультурные наряды, без особых шансов на реализацию идей в виде одежды, так как легкая промышленность и экономика страны в этот период стремительно увядали. Эту историю предлагается рассматривать в канве взлета и падения не менее сложной истории советской моды, декларативно претендовавшей с первых лет существования Советского Союза на то, чтобы стать альтернативой буржуазной моде. История, похожая по романтичному настрою на историю конструктивистов 1920–1930-х, когда на модный фронт вместо конструкторов и швей были призваны художники и студенты. Уже поэтому мы не можем обойтись без беглого обзора истории от "альтернативы" начала XX века до "альтернативы" его конца, между которыми лежали разорительные смертоносные войны, каждый раз ввергающие страну в нищету и вынуждая население довольствоваться практически любой одеждой. Нелегкие времена, которые смешались с периодами нэпа, "советского шика" и "застоя", когда линия "социалистического костюма" деградировала, а советская экономика оказалась не готова к удовлетворению возросших нужд населения и индивидуализации вкуса. Само существование этих проблем в СССР не признавалось и в должной мере не изучалось, что и сыграло в итоге ключевую роль в поисках альтернатив на любом уровне, от носибельных, до самых вычурных художественных форм. К концу ХХ века размылось и понимание мейнстрима в моде, у разных социальных групп оно было свое. Но, говоря о моде, мы пытаемся рассказать о жителях прежде всего Москвы и крупных городов советского пространства. Не укрощенная неофициальная мода, балансируя на грани перформанса и дизайнерского шоу, появилась внезапно. Новые модельеры молниеносно отвоевали собственное пространство на рок-сцене, в сквотах и на официальных подиумах. С началом Перестройки отношение к представителям субкультур постепенно менялось – от откровенно негативного к ироничному и заинтересованному. Но еще достаточно долго модников с их вызывающим дресс-кодом обычные советские граждане воспринимали приблизительно также как инопланетян. Самодеятельность в области моды активно процветала и в студенческой среде 1980-х. Из рядов студенческой художественной вольницы в основном и вышли новые, альтернативные дизайнеры. Часть из них ориентировалась на художников-авангардистов, не принимая в расчет реальную моду. Приключения художников в рамках модной индустрии, где имена советских дизайнеров переплелись с известными именами из мировой модной индустрии для всех участников этого движения закончились по‑разному. Каждый выбрал свой путь.

]]>